Астрахань Воскресенье, 17 Ноября
Общество, 16.10.2019 17:03

«Кто будет стричься за 500 рублей?!»: история успеха барбера Артура Досаева

С Артуром Досаевым мы встретились во дворе многоэтажного дома, который расположен на Набережной 1 мая. Именно здесь находится его Barbershop «JAB». На площадке перед салоном у него стоит столик. Здесь, клиенты, ожидающие стрижку, могут выпить чашечку кофе. Погода располагала, чтобы беседа состоялась на улице.

‒ Как ты пришёл к тому, что хочешь заниматься парикмахерским искусством?

‒Я учился в школе, и мне всегда хотелось получить какую-нибудь творческую профессию. Я ходил в художественную школу параллельно с обычной, и я всегда понимал, что, например, сидеть за компом или ходить в офис — это не моё. Выбирая между некоторыми профессиями, думал пойти на повара, парикмахера. У меня тогда уже была знакомая, которая работала мастером в парикмахерской. Я посоветовался с ней и подумал: почему бы и нет? Вообще, ещё мне нравится психология, а у нас в России люди экономят на психологах, но ходят на разного рода услуги. Им же нужно кому-нибудь выговориться, что-то рассказать. Тут такая совокупность психологии, творчества, и вообще — делай, что хочешь. Мне ещё нравится наша профессия тем, что ты не просто звено в цепи. Ты берёшь материал (голову) и всю стрижку делаешь «от и до» сам. Для меня важно, чтобы я видел результат своей работы сразу.

‒ Сколько тебе было лет, когда ты решил пойти учиться на парикмахера?

‒ Учиться на парикмахера в колледж я ушёл после 9-го класса школы. Обычно в колледж идут из-за того, что у них не получается учиться в школе. У меня же такой проблемы не было, и я сделал выбор осознано, ибо в другом месте этому не учат. Это сейчас мы открыли Jabschool, и ты можешь пойти обучиться платно, параллельно учась в школе или институте. В то время такого не было. Учёбе в колледже я посвятил 3 года. Конечно, я немного жалею, что у меня не было «периода студенчества», который многие считают самым классным, — когда я пошёл учиться, то сразу пошёл и работать. Это грустно, но при этом, из-за того, что я рано пошёл работать, у меня появилась фора. Я смотрел на некоторых своих одногруппников: когда они только закончили институт, пришли из армии — у нас уже был Jab. Таким образом, я немного ускорил этот момент.

‒ Почему ты выбрал именно направление мужских стрижек Jab?

‒ Потому что я был мастером, и меня позвали работать в Москву в крупную сеть. Я проработал и прожил там два года. Ну, Москва, на самом деле не моё, и я не видел там дальнейшего роста ‒я не мог открыть там свой проект, потому что инвестиции там были очень большие, и я подумал, что могу вернуться в Астрахань, домой, и сделать Jab здесь, открыть свой проект. Мне всегда нравилось предпринимательство, и я понимал, что когда-нибудь я к этому приду. Тогда это было ново, свежо, и вообще шёл тренд разделения мужских и женских стрижек.

IMG_1617.jpg

‒ Какой это был год?

‒ Это был 2014 год. Уже прошло 5 с лишним лет, и это достаточно много для компании, потому что редко кто переживает 3-5 лет. У нас сейчас всё хорошо, открываемся.

‒ Как так получилось, что тебя пригласили в Москву?

‒ Получилась так, что там работала астраханка администратором, мы учились вместе в школе, и я тогда выпустил свой Lookbook, а она показала мои работы мастерам, которые там (в Москве) работали, и они, оценив, предложили ей пригласить меня, чтобы показать работу вживую (на фото не так ярко всё выглядит). Я спланировал отпуск в Москве, привёл модель, постриг его, и мне предложили остаться работать в Москве. Я вернулся в Астрахань, собрал вещи и через две недели уже вернулся в Москву и начал работать.

‒ Создавая Lookbook, на какие работы ты опирался?

‒ Это все-таки творческая профессия. Обычная работа ‒ это рутина, и как бы мы не пытались, мы стрижём именно так, как просит клиент. А Lookbook ‒ это креативное портфолио работ, которые происходят из твоей головы. Как мне кажется, мы и в Jab'е продолжаем это делать. То есть, наблюдая какие-либо мировые тренды, ты можешь подстричь моделей и показать другим людям, что сейчас актуально. К примеру, когда я открывал цветочный магазин, мы несли такую идею: отнимали Lookbook на сезон и показывали его клиентам, как тренды. Давали им выбор − сделать что-нибудь из этих трендов, либо мы придумаем что-нибудь новое для них.

− Свой первый Jab ты открыл в 2014 году. То есть ты один из тех людей, который внёс в Астрахань разделение причёсок на мужские и женские, при этом у тебя был конкурент. Была ли между вами какая-нибудь конкуренция?

− Когда мы пришли на рынок, барбер-шопов не было. Мы открыли первый барбер, и нам все начали говорить, мол, "кто будет стричься за 500р?", "кому это нужно?", "какие ещё отдельные мужские залы?". Никто не понимал и не верил. Также и конкуренты не верили, считая, что мы быстро закроемся (тогда в Астрахани стрижка стоила примерно 300р). Но потихоньку мы начали набирать обороты, людям стало это нравиться, и мы начали отнимать большую территорию клиентов, большой кластер у конкурентов. В какой-то момент другой человек это понял и начал тоже развиваться в этом направлении. Начали появляться барбер-шопы под другим брендом, но уже в другом сегменте.

У нас, к примеру, бизнес-сегмент (средний, дороже среднего). У него цена дешевле, она более экономна. Но сейчас мы тоже открыли проект в эконом-сегменте и уже конкурируем там. Сейчас у нас есть теннис-барбер-шоп, там стрижка стоит 190 рублей, а также есть Jab, где стрижка стоит 800 рублей. Мы понимаем, что в Астрахани у бизнес-сегмента не так много целевой аудитории, которую мы можем привлечь, и поэтому сейчас мы развиваемся в эконом-сегменте. То есть сначала мы "отжали" сегмент людей, которые могут платить, теперь мы можем "отжать" людей, которые не могут платить так много, но хотят услугу лучше, чем "там".

− Тебе как-нибудь предлагали выйти на переговоры, чтобы "поделить рынок"?

− У нас была одна конфликтная ситуация. То есть мы сначала общались достаточно нормально, после конфликта перестали контактировать. И это всё. Такого как "поделить рынок" не было. Мне нравится конкуренция. В этом-то и её "кайф" − за счёт законных способов сделать продукт лучше, дешевле, качественнее: выбрать лучших сотрудников, локацию и так далее. Меня это "драйвит". Сейчас мы открыли два "теннис-барбера" в арендованных помещениях с ценой ниже, чем у них (конкурентов). То есть мы хотим показать, что мы делаем продукт качественнее, интереснее, дешевле. В принципе, проект успешен. Люди приходят и оставляют хорошие отзывы.

− Сколько у тебя сейчас барбер-салонов?

− В Астрахани у нас 4 парикмахерских (два Jab и два "тенниса"), две по франшизе в Москве, по одной в Краснодаре и Ростове-на-Дону.

11.png


− Что приносит больше денег, Jab или "теннис"?

− Jab, конечно, приносит больше денег, потому что это более старый проект − здесь всё налажено, имеется постоянная база клиентов. "Теннису" же всего полгода. Просто для разницы: Jab сейчас может обслуживать 5% населения Астрахани, ну, чуть меньше, а "Теннис" − 95% остальных клиентов − тех, кто ходит стричься куда-нибудь за 150,200,300р − т.е эконом сегмент. Есть такое правило: либо ты продаешь один товар за миллион долларов, либо миллион товаров по одному доллару. То есть в "Теннисе" можно заработать только на объеме, потоке клиентов, на большом количестве человек. Но не каждый может запустить бизнес на эконом-сегмент, потому что там есть люди, которым намного сложнее расстаются с деньгами. Многие ошибочно думают, что запуститься в эконом-сегменте проще (например, продавать шаурму). Для этого нужен хороший фундамент, баланс, большой запас прочности, ибо он сложнее.

− Есть ли какая-нибудь разница ведения бизнеса в разных городах, например, салон в Краснодаре и салон в Астрахани?

− Очень сильно все отличается. Мне кажется, если брать все регионы, отчасти легче вести (бизнес) в Москве. Инструменты для ведения бизнеса везде разные. К примеру, у конкурентов в Москве огромнейшие бюджеты для запуска бизнеса. Чтобы запустить какую-нибудь минимальную рекламную акцию, тебе нужен бюджет в районе около полумиллиона. В Москве, на мой взгляд, вести бизнес легче, т.к там больше целевой аудитории, у которой есть деньги. Jab − это всё же бизнес-класс и там, в Москве, больше людей, которые могут позволить себе эту стрижку за 800р. Если правильно составить бизнес-план, то, мне кажется, "Джэб" легче запустить в Москве, нежели в том же Ростове или Краснодаре.

− Стоимость на услуги везде одинакова или как-то отличается (на примере Астрахани и Москвы)

− Нет, где-то услуги дороже, к примеру, в Москве стрижка стоит 1300-1500р. Это уже больше премиум-стрижки. В этом сегменте тоже можно работать, но это очень узко-сегментированный бизнес (0,2-0,5%). Это бизнес-ремесленничество: человек открыл, человек работает, человек зарабатывает − это микро-микро бизнес. Мне неинтересно таким маленьким бизнесом заниматься.

− Как люди из других регионов находят тебя? Чем интересна для них твоя франшиза?

− Во-первых, у нас супер лояльные условия. К примеру, мы сейчас ведём с одним регионом переговоры, и человек советовался со мной для того, чтобы открыть свой барбер-шоп. Но наше предложение выстроено так, что франчайзи, покупая у нас франшизу, экономит на бренде (сейчас, чтобы создать бренд, нужно около трёхсот тысяч рублей − brandbook, логотип, разработка, сайт, приложение на смартфон и тд. и тп). То есть человек, покупая франшизу, платит относительно небольшие деньги за пользование этим самым брендом-франшизой.

Да, мы, конечно, не столь известный бренд, не столь гигантская компания, но у нас уже есть какие-то оцифрованные пути действия, опыт, − т.е. на запуске человек (франчайзи) так много ошибок уже не допускает. Как находят? Нетворкинг. Первую франшизу в Москве открыли мои приятели. В Краснодаре франшизу открыли ребята, которые стриглись в "Jab", и уехали жить в Краснодар. В Ростове открылся парень, который слышал про "Jab". Он ходил стричься к нашим друзьям, хотел свой барбер-шоп и открыл там "Jab". Мы её (франшизу) нигде не рекламируем, не участвуем ни в каких выставках про франшизы. Мы не хотим 500 франшиз. Мы хотим, чтоб это были классные места, куда люди могли прийти хорошо постричься. Сейчас мы приходим ещё к тому, что мы продаём франшизу тем, кто стрижет, − т.е. это мастера, которые хотят открыть свой барбер-шоп, и мы, продавая франшизу, берём уже всю "нетворческую часть" на себя.

− При продаже франшизы ты следишь какой-нибудь определённый период времени за открытием салона − даёшь ли какие-нибудь подсказки и секреты своему франчайзи?

− Конечно, мы постоянно контактируем с нашими партнёрами, ибо у нас не так много франшиз. У всех бывают разные сложности, кто-то более автономный, кто-то менее. Со всеми мы контактируемся, советуемся, навещаем друг друга, т.к мне важна репутация бренда и то, что происходит в этих салонах. Понятно, что, когда ты продаешь франшизу, ты размываешь бренд. Один и тот же брендированный салон в разных городах может быть разным. Это понятно, не может быть везде одинаково. Это люди, и в нашем деле не может быть конвейера как, например, в "Макдональдсе". Для меня важно, чтобы там (в салоне) было чисто, были адекватные люди, хорошее качество стрижки. Всё остальное − вопрос масштаба. Если я хочу получать хорошие отзывы, я должен постоянно следить за своими мастерами, постоянно держать их в поле зрения. Если ты хочешь бизнес как сеть, то там в любом случае будут косяки. Вопрос лишь в том, готов ли ты с этими косяками работать, готов ли ты брать за это ответственность, решать это или нет. Мне интересен масштаб.

− Ты рассказывал про "барбер-школу", расскажи о ней подробнее.

− Да, мы открыли школу, сейчас она каждый день работает. Есть люди, которые приезжают к нам учиться из других городов. У нас есть парень с Ростова. Он прилетел и учится у нас. Мы создали школу, чтобы у нас был полный цикл, ибо у нас есть момент нехватки кадров, и с помощью школы мы решаем этот момент.

GD2DcsTbJxM.jpg

− Люди, которые обучаются у тебя в школе, в дальнейшем они остаются работать у тебя, или же они уходят?

− Вообще, все приходят с планами в дальнейшем остаться у нас. Но всё равно мы не можем взять всех. Мы берём лучших. После обучения у нас есть экзамен, и, если наш "выпускник" реально крут и талантлив в этом деле, мы рады, если он остаётся у нас. Суть школы некоммерческая. Суть школы − закрыть потребность в кадрах.

− У тебя берут франшизу с других городов, к тебе приезжают учиться из других городов. Как ты считаешь, что есть у тебя, чего нет у других? Почему люди выбирают именно тебя?

− У нас есть такой момент, что я одновременно и мастер, и предприниматель. На самом деле в России не так много барбер-шопов, где так. Т.е я как контролирую процесс работы, так и обучаю этому искусству в школе. А в других местах обычно происходит так, что берут какого-нибудь преподавателя в академию, и они не могут оцифровать схему, как этот преподаватель учит своих "учеников". Я же придумал свою программу обучения стрижке, и я знаю, что нужно, а что нет, так как я каждый день сам это делаю. Как предприниматель я знаю и другую сторону: как платить налоги, как снимать помещение и так далее, и, наверное, люди едут именно за вот этим опытом, который они не могут получить в другом месте.

− Тяжело ли вести бизнес в Астрахани? Не было ли такого, что кто-нибудь пытался вставить тебе палки в колёса?

− Как мне кажется, в Астрахани вести бизнес не тяжело. Тяжело может быть именно новым проектам, потому что у нас в стране сейчас экономическая ситуация неблагоприятная: доходы уменьшаются, расходы увеличиваются. Сейчас очень сложно заходить на рынок, ибо всё оборудование иностранное. Курс валюты поднялся. Постоянно вводятся какие-то налоги, какие-то онлайн-кассы, которые не то чтобы провоцируют увеличение количества каких-либо предприятий, а провоцируют их наоборот − уменьшение.

Лично мне палки в колёса никто не вставлял, потому что у нас вроде как всё адекватно. Мы платим налоги, мы трудоустраиваем сотрудников, покупаем онлайн-кассы − т.е. выполняем все требования, которые диктует государство. Но следует помнить, что мы уже "какая-то" компания с каким-то опытом за плечами. По первой − это достаточно тяжелая нагрузка. Моё мнение, что сейчас наступает эра "крутых менеджеров" − грамотных управленцев. Если бы я остался в Москве и был бы управленцем в той компании, которой работал, у меня бы была очень хорошая зарплата, и на мне не было бы столько ответственности − как личной, так и предпринимателя. Предприниматель − это ежедневный риск, то есть ты отвечаешь юридически за всё. У менеджеров нет такой ответственности, и он получает зарплату. Я бы советовал молодежи заниматься именно в этом направлении, чем предпринимательством.

− Ты миллионер?

− Нет, я не миллионер. У меня нет миллиона, и я не зарабатываю миллион в месяц, но такие цели есть, и мы плавно придём к этому, потому что бизнес так устроен, что постоянно занимается реинвестициями. Я разделяю свои личные деньги(зарплату) и деньги, которые приносит бизнес − которые постоянно вкладываются на развитие.

- Ты работаешь не в убыток?

- Нет, конечно. Работать в убыток − это бред. Бизнес так устроен, что, если у тебя не сходятся цифры, значит, у тебя плохой бизнес, значит, ты что-то просчитал. Например, сейчас мы подняли цену на 100р − вроде как нелогичное решение, в кризис поднимать цену. Но с другой стороны, какой смысл нам работать и ничего не зарабатывать? У нас растут издержки, растут налоги, нужно поднимать зарплаты, то есть какой смысл мне оставлять прежнюю цену, если я звено в цепи. Есть государство, есть предприниматели, есть люди.

Если предприниматель не поднимает цены, то люди не будут понимать, что происходит в ситуации. Есть такие предприниматели, которые жалеют людей. Но только нужно понять, что не мы эти правила придумали. Нам эти правила "спустили", и мы должны их передать. Мы на заправку приезжаем, нас не спрашивают поднимать ли цену или нет. Предприниматель потом может оказать в кризисе, если он не будет поднимать цены. Чтобы спастись от этого, ему потом придётся поднимать цену на 30-50%, и к нему тогда точно никто не придёт. Поэтому нужно постоянно следить за рынком и индексировать цены. Мы следим за каждым нашим проектом, и каждый наш проект первые 2 месяца должен выйти в 0, окупиться. Если так не происходит, значит, что-то мы делаем не так. Сейчас, в бизнесе, идёт эра локации. Многое зависит от твоего территориального расположения, а также − нетворкинг. Лучшие сотрудники никогда не ищут работу. Их всегда "hunted" (хантят), у них нет резюме.

− Назови 5 твоих самых любимых мест в Астрахани?

− Мне нравится "Сойка" на Советской Милиции. Я часто туда захожу. Мне нравятся их владельцы, и их идея привносить что-то новое в наш город. Мне нравится "Онегин", высокий ресторанный уровень их владелец задаёт. У неё классная тема, классные сотрудники. Я достаточно спокоен к еде и ресторанным локациям. Я достаточно много езжу по городу, и мне очень сложно выделить какой-либо нормальный парк, так как у нас нет особо таковых, если честно.

Мне, в принципе, очень нравится наш город, он очень круто устроен, и, даже побывав во многих городах заграницей, я понимаю, что Астрахань − крутой город. У нас, просто-напросто, не реализовано вообще ничего. Здесь есть река − а мы ею не пользуемся. Здесь есть каналы − мы ими не пользуемся. Наш город сам по себе выстроен кольцами − это очень круто. Тебе надо, как, например, в Волгограде, с одного конца до другого ехать − ты можешь спокойно перемещаться на общественном транспорте, на велосипеде. Я до любой точки по Астрахани могу спокойно на велосипеде добраться, не потому что у меня, например, нет денег на машину, а потому что это кайф, и наш город это позволяет.

У города в гигантских объёмах присутствует туризм, рыбалка, природа – всё, что хочешь. Но всё это не реализовано. У нас нет управленцев − талантливых менеджеров, которые могли бы заняться решением этих проблем. Здесь им негде было вырасти. Новости на Блoкнoт-Астрахань
  Тема: Лица города. Астрахань  
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемоеПонравившееся