Астрахань Суббота, 23 октября
Общество, 22.07.2020 16:00

«НЕскорая помощь»: астраханца с инсультом четыре часа везли в больницу

«Время доезда до пациента выездной бригады скорой медицинской помощи при оказании скорой медицинской помощи в экстренной форме не должно превышать 20 минут с момента ее вызова». Это выдержка из приказа Минздрава РФ от 2013 года. Точно такие же требования действуют и в Астраханской области. Если вашей жизни ничего не угрожает, то скорая может ехать до двух часов, если же у вас опасные для жизни нарушения сознания, дыхания или системы кровообращения, то неотложка должна приехать за 20 минут. Это закон.

«9 июля в нашей семье случилась страшная трагедия, умер мой папа», – начала свой рассказ Анастасия. Астраханка вместе с мужем воспитывает четырех детей. Ее отец лишь полгода назад стал пенсионером, ему едва исполнился 61 год. «Папа был очень хорошим человеком, без вредных привычек, многое делал по дому своими руками, всю жизнь работал, в жизни мухи не обидел. Для нас это страшная потеря», – нашей собеседнице сложно сдержать эмоции, когда речь заходит об отце. Анастасия подробно рассказала обо всем, что происходило в этот роковой вечер. Восстановим хронологию событий.

19.00

В начале восьмого вечера Анастасии позвонила сестра. Девушка рассказала, что их папе очень плохо. «Я слышала его голос на фоне. По описаниям сестры я поняла, что налицо были все признаки инсульта: невнятная речь, нарушение движения. Папа всячески отказывался от вызова скорой, но мы настаивали. Я собиралась с детьми на прогулку. Второй раз сестра позвонила через 15 минут и сказала: «Насть, я не знаю, что делать, папе хуже, мама не может его сдвинуть». Я спросила, вызвала ли она скорую, сестра ответила мне, что да, но скорая пока не приехала».

20.00

«Около 8 вечера я была уже на улице с детьми. Сестра позвонила снова, она уже ревела. Говорила, что скорая не едет, а папа умирает. Он лежал без сознания, а мама поддерживала его голову. Что со мной происходило… тяжело вспоминать. Я отдала старших детей подруге, взяла младшего ребенка и решила на такси ехать к отцу. Оператор долго искал машину из-за того, что я была с маленьким ребенком. Путь был неблизкий: отец жил напротив Александровской больницы, а я живу на улице Кубанской. Каково же было мое удивление, когда я уже приехала, а скорой на месте еще не было. Хотя звонили туда несколько раз. И я, и мой муж, и мама, и сестра, все говорили, что у отца все признаки инсульта. Нам отвечали, что заявка принята и нужно ожидать. Я звонила на номер «112,» затем на номер «103». Там отвечали, что мы «экстренные», и к нам точно приедут. Сказали, что все бригады заняты, все врачи перезаражались, работать некому, но к нам обязательно приедут, не переживайте. Папа бился в судорогах, лежал без сознания, прошел час, но никто не приезжал. Я не знала, куда стучаться, кричала им в трубку, что папа умирает, у него инсульт, но меня, видимо, не слышали».

21.00

«Скорая приехала только в начале десятого. Папе поставили диагноз «инсульт, кома», а нас отправили искать людей для того, чтобы отнести отца к машине скорой помощи. Я взяла ребенка и пошла по квартирам искать четверых молодых людей, чтобы отнести папу. Где-то открывали дверь, где-то нет, где-то были одни женщины или пожилые. В итоге, мы кое-как нашли четверых мужчин, которые помогли погрузить папу в машину скорой. Но это тоже заняло время. С момента приступа на тот момент прошло больше 2 часов. Никому из нас не разрешили поехать вместе с отцом. В момент инсульта у папы поднялась температура до 42 градусов. Незадолго до этого он лежал в Инфекционной больнице, там у него брали мазки на коронавирус. Все они были отрицательные, он был в базе тех, кто не болеет коронавирусом. Но несмотря на это, из-за того, что у отца поднялась температура, папу отказались вести куда угодно, кроме инфекционки. Хотя живет он, повторюсь, напротив Александровской больницы».

23.00

«В двенадцатом часу оператор позвонил моей сестре и рассказал, что папу перевели в реанимационное отделение инфекционки, и что нужно звонить туда завтра с утра. Еще он сказал, чтобы мы не переживали. А через пять минут поступил звонок и сказали, что папа умер.

Я в эту же ночь написала жалобу на сайте Министерства здравоохранения РФ. По сей день от них не получено никакого ответа. Сестра писала на сайт правительства, ее переадресовали на Росздравнадзор, ответа до сих пор нет. Когда я звонила на номер «112», мне посоветовали звонить на горячую линию астраханского минздрава. Но в ту ночь, когда у папы случился инсульт, я туда дозвониться не смогла. Зато на следующий день дозвониться получилось. Я все рассказала девушке, которая взяла трубку, оставила все свои контактные данные, но с тех пор никто со мной не связывался.

Когда на следующий день я забирала папины документы, то поговорила с врачом-реаниматологом. Он рассказал, что моего папу даже не успели определить, то есть он умер еще в машине скорой помощи. Я не удивляюсь, ведь прошло 4 часа с момента приступа, а реаниматолог мне сказал, что кроме инсульта там был еще и инфаркт, то есть сердце не выдержало нагрузок. У меня очень много вопросов к министерству здравоохранения, к нашей медицине. Как можно два часа ехать к человеку с инсультом в бессознательном состоянии? Я очень хочу, чтобы мне помогли разобраться и наказать виновных и чтобы больше ни в какой семье такая трагедия не произошла».


Источник, близкий к минздраву региона, подтвердил нам, что в Астрахани действительно существует проблема с вызовом и приездом скорой помощи. Фактически федеральные нормативы по времени доезда неотложек на данный момент в регионе не выполняются. Вот, к примеру, комментарий астраханки под постом, опубликованным в Facebook, недавно назначенным главой астраханского минздрава Алексеем Спириным: «Да, так же 5 часов ждали скорую, а потом приехали и отказали в госпитализации с двусторонней пневманией. 25% поражения легких, не кладут. Ждите, говорят, когда совсем плохо будет». Алексей Спирин в своем посте в социальной сети отвечал на вопрос о том, почему число пациентов ковидных госпиталей больше числа больных коронавирусом. Закончил он свой опус следующими словами: «И если представители СМИ не понимают, откуда берутся цифры, призываю не стесняться задавать вопросы пресс-службе Минздрава Астраханской области. Ничего предосудительного тут нет - мы для того и существуем, чтобы объяснять неспециалистам наши профессиональные вопросы».

Я, как журналист, ответственно заявляю: «Я не понимаю, откуда берутся эти цифры». Я не понимаю, почему человек с инсультом ждет скорую два часа, а в больницу приезжает уже только его труп спустя четыре часа после звонка. Я не понимаю, почему дочери погибшего не отвечают на ее обращения, хотя прошло уже две недели. Я не понимаю, почему человек, который всю жизнь честно работал и платил налоги государству, должен умирать в 61 год, только потому что скорая не может приехать к нему вовремя. Я не понимаю, как можно говорить, что у нас все хорошо, когда человеку, живущему напротив Александровской больницы, не смогли оказать медицинскую помощь в течение четырех часов. Прошу считать этот материал официальным обращением. Уважаемая пресс-служба минздрава Астраханской области, уважаемый Алексей Спирин, объясните, пожалуйста, мне, "неспециалисту", откуда взялись эти цифры.

Эрик Ахмедьяров
Новости на Блoкнoт-Астрахань

Будь в курсе событий!
Добавь «Блокнот Астрахань»
в избранное.

Подписаться

  Тема: Хочу сказать. Астрахань  
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость
Новое от пользователей

Новая схема движения на отремонтированной дороге разгневала ...

Сделали новую дорогу на улице Бориса Алексеева. Вчера мы выезжали с ул. Куликова...

20.10.2021

Маленькая проблема на Новом мосту создаёт каждый день огромн...

Каждый день Новый мост стоит в огромной пробке. Причина - дыра на спуске с моста...

05.10.2021

Опасная дыра может погубить астраханцев

Ну сколько можно? Улица Курская, около детского сада №8 находится канализация. В...

05.10.2021

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

z1