Астрахань Вторник, 28 сентября

20 лет спустя: судьбы пострадавших во взрыве на Кировском рынке

Площадь около ТЦ Кировский. Восемь утра. Четверг. Ещё немного сонные покупатели проходят мимо прилавков, где продают солнечные очки, а уже проснувшиеся бодрые продавцы рекомендуют остановиться и посмотреть самую последнюю коллекцию уходящего сезона, заверяя, что такие очки вы больше ни у кого не найдёте. Пройдя ещё пару метров, вы попадёте в павильоны, где можно приобрести кроссовки, вещи по самым привлекательным ценам, учебники, бижутерию и многое другое. По выходным около них сидят женщины с корзинками, из которых доносится «мяу», призывающее нового хозяина.

Меняются сезоны, меняются лица, меняются товары. Но одно остаётся неизменным - вот уже двадцать лет на рынке стоит памятник безвинно погибшим при взрыве в 2001 году. Проходя мимо него, невозможно не вспомнить страшные события того года. В торговых павильонах до сих пор сидят те, кто оказался в центре событий. Но об этом чуть позже.

Это было воскресенье, православные отмечали праздник Преображение Господе или, как его называют в народе, Яблочный спас. Говорят, что если человек умер в этот праздник, значит, он был очень светлым и добрым человеком. В этот день 400 граммов тротила унесли жизнь пятерых астраханцев. Ещё трое погибли спустя несколько дней. И больше шестидесяти человек получили ранения различной степени тяжести, многие получили инвалидность. Почему-то кто-то решил, что может вершить судьбы других людей… и даже тех, кто ещё не узнал, что такое жизнь. Детей среди погибших было двое: трёхлетняя Настенька Балашова и одиннадцатилетняя Вита Пулина.

Двадцать лет назад несколько человек изменили судьбы сотни астраханцев, но оказались на свободе, и лишь спустя 15 лет случай помог восстановить справедливость.

19 августа 2001 года. 

19 августа 2001 года. Аллея около ТЦ Кировский, где взорвалась бомба, была усеяна прилавками с канцтоварами и учебниками. Родители готовили своих детей к началу учебного года. Несмотря на уже позднее для рынка время, покупатели не спешили по домам, находясь в поисках нужной книги и тетради.

В 15:45 прогремел взрыв. Как позже стало известно, бомбу, нашинкованную металлическими предметами, положили в пластиковую урну около передвижного вагончика с гамбургерами и кассой, где продавались билеты. Волна зацепила несколько десятков людей, трое погибли на месте. Остальных пострадавших распределили по больницам. По городу и области был введён план «Перехват». Оперативники сразу же выделили две версии: теракт и разборки между местными авторитетами. Позже, как выяснило следствие, причиной взрыва стало желание заказчика освободить аллею и переманить продавцов к себе в недавно построенные крытые павильоны. Но изготовитель взрывчатки переборщил с тротилом, а исполнитель слишком рано привёл бомбу в действие. По мнению следствия, убийство невинных людей в планы преступников не входило, а предполагаемый заказчик, Магомед Исаков, продолжал отрицать свою вину.

В тот же день в регионе был создан штаб по раскрытию данного преступления. В него вошли представители разных силовых ведомств, руководителем назначили первого заместителя начальника УВД по Астраханской области, начальника криминальной милиции, Виктора Потапова. Сейчас Виктор Андреевич на заслуженном отдыхе, состоит в Совете ветеранов органов внутренних дел Астраханской области. Наш звонок его ничуть не смутил, и он начал вспоминать события тех лет, словно пересказывал только что просмотренный фильм.

«Расслабляться было некогда. В первые же минуты после взрыва было создано несколько групп, которые занимались разными категориями подозреваемых и свидетелей. Одна группа устанавливала все лица, которые работали на рынке. Вторая группа работала с потерпевшими. Также устанавливали список, кто мог находиться в этот период на рынке, и тех, кто жил поблизости и мог с балконов видеть хоть что-то. Вот таким образом одна из женщин описала астраханку, которая могла быть причастна к взрыву. И по фотороботу нам удалось ей найти. Верка (Вера Коренева - прим. ред.) была алкашка с Трусово, которую использовали втёмную за три тысячи рублей. И через неё уже вышли на остальных, и на заказчика, которого уже нет в живых. Все шесть человек оказались группой интернациональной. Там были и украинец, и ингуш, и лезгин, и аварец - ни одного коренного астраханца. Исаков, заказчик, так и не признался, а вот все остальные дали признательные показания», - сообщил бывший оперативник.

Вот так спустя несколько недель, по показаниям Веры Кореневой, на вокзале задержали Александра Штурба, который изготовил ту самую бомбу. А по его показаниям, вышли на Хазира Ханиева, Максима Ибрагимова и предполагаемого заказчика Исакова Магомеда, на которого незадолго до этого работал Штурба.

Исаков был тогда личностью известной, хозяин швейной фабрикой «Саида», по кличке Змей. Поговаривали, что он был криминальным авторитетом на районе. Построив крытый павильон на рынке, Исаков хотел, чтобы все продавцы ушли к нему – так легче было собирать дань.

На всех подозреваемых завели уголовное дело, но в ноябре 2005 года случилось то, чего никто не ожидал – суд присяжных оправдал предполагаемых убийц. Кстати, именно подсудимые настояли, чтобы приговор выносили люди со стороны.

Александр Штурба

Александр Штурба (справа) 

«К сожалению, суд присяжных оправдал их, несмотря на наличие доказательств. Но к счастью, потом стало известно, что одну из присяжных подкупили. Такая была проделана огромная командная работа и сотрудников органов внутренних дел, и ФСБ, и следственного комитета, и прокуратуры. И вы знаете, пока расследовали это преступление, выясняли подробности и детали, связанные со взрывом, нам удалось раскрыть около 200 преступлений различной тяжести.

Если бы мы не раскрыли, я бы ушёл из органов. Вы понимаете, когда видели, что после взрыва произошло, это отдавалось в груди», - эти воспоминания особенно тяжело дались нашему собеседнику. На другом конце трубки было слышны паузы после каждого слова. И нам даже показалось, что Виктор Андреевич дал волю эмоциям… Возможно, нам показалось.

Решение присяжных действительно шокировало астраханцев. Несмотря на, казалось бы, прямые доказательства, преступников отпустили на волю. Улыбки восьми ни в чём не повинных людей больше не увидят их родственники, которые не смогут позвонить им с вопросом, как дела и почему так долго не приезжаешь. Не смогут увидеть первый выпускной своего ребёнка, дочь в свадебном платье, мужа, держащего внуков на руках. Чьи-то мечты рухнули в одну секунду, оставив на память шрамы на теле и инвалидную корочку.

А предполагаемые виновники ходили безнаказанно, кроме Штурбы, который всё-таки сел в тюрьму за изготовление взрывчатого вещества. Спустя десять лет справедливость нашла свой путь, помог случай.

Это был 2010 год. Николаев Дмитрий Павлович, который сейчас возглавляет Следственный отдел по Советскому району тогда был рядовым следователем. В его производство попало уголовное дело о покушении на убийство на зятя Исакова Магомеда. У последнего было три дочери и одна из них была на стадии развода - они с мужем никак не могли поделить ребёнка.

«Зять Исакова тогда проживал на Больших Исадах. Когда на него произошло покушение, как было установлено, из пистолета Макаров подстрелен был его друг. Стрелку было дано указание и место, где может находиться мишень, но именно в этот день в доме астраханца остановился товарищ, которого хозяин положил у себя в спальне.

Когда стали допрашивать зятя, он сразу же начал говорить, что у него конфликт с тестем и что его бывший родственник и бывшая жена высказывали угрозы. Ребенка отдавать ему не хотели, видеть не давали. В общем, говорил, что у них конфликт, и это было покушение на убийство.

А вот в 2001 году, когда привлекали Исакова Магомеда в деле про теракт, зять с ним был ещё в хороших отношениях. И он рассказал, что они с тёщей тогда вышли каким-то образом на присяжных заседателей, нашли некую Царегородцеву Татьяну, которая тогда проживала на Трусово и с Айшат Исаковой, женой Магомеда, повезли ей видео-двойку в качестве взятки и дали ей деньги. У той накануне сгорела крыша, и женщина очень нуждалась в финансовой помощи.

Начали проверять его слова. Нашли мы Царегородцеву, нашли ту самую видео-двойку. Спросили откуда телевизор и узнали, был ли пожар. Всё совпало, астраханка сама подтвердила слова зятя Исаковых. Сказала, что приезжала Айшат, привезла телевизор, отдала деньги и слёзно умоляла уговорить присяжных сделать её мужа невиновным. Та и подкупилась», - сообщил следователь.

Магомеда, его жену, дочь и стрелка задержали. Спустя несколько месяцев Исаков умер в СИЗО Белый лебедь, а на его жену возбудили уголовное дело по даче взятке и ряду других эпизодов. Так, в ходе расследования следствие выяснило, что Айшат открыто похитила имущество астраханцев, выселив их из собственного дома и не дав ни копейки денег.

Спустя 10 лет после взрыва в августе 2011 году Айшат осудили за дачу взятки. В 2013 году вынесли приговор Татьяне Царегородцевой, той самой чьё слово повлияло и на присяжных, и на их решение, а в 2014 – отменили оправдательный приговор, и в 2016 году, спустя 15 лет после трагедии на Кировском рынке, Астраханский областной суд признал Ханиева Хазира, Ибрагимова Максима и Штурбу Александра виновными в терроризме. Ибрагимова признали виновным в массовом убийстве, а Ханиева и Штурбу - в оказании пособничества в совершении этих преступлений. Каждый получил по 24,5 года лишения свободы.

Теракт на Кировском рынке

Приговор террористам 

«Душещипательная история была, когда это всё было у меня в производстве. Я как раз был дежурный по району. Пришёл ко мне мужчина, я его видел первый раз в жизни. Попросил следователя Николаева, нашёл меня. Зашёл со слезами, пожал мне руку и со словами «я же говорил, что правда восторжествует, спасибо вам большое» ушёл. Я понял, что у него погибли дочь и супруга. Он исчез, и через 1,5 часа поступило сообщение, что на квартире нашли висельника. Вот я был очень удивлён, когда увидел этого мужчину повешенным», - пустился по волнам воспоминаний наш собеседник, вспомнив, что тот самый стрелок, который покушался на жизнь зятя Исакова, стрелял около школы милиции, где сейчас расположено Суворовское училище, в сотрудников ППС.

Это была не единственная трагедия, которая отозвалась эхом спустя много лет после взрыва. Тогда, в 2001 году, у руководителя уголовного розыска Сергея Пулина погибла любимая дочь Вита. 11-летняя девочка шла к маме на работу и оказалась в самом эпицентре событий. Вита оказалась ближе всех к месту, где сработала бомба. Ребёнок погиб на месте.

Астраханец не смог смириться со смертью дочери и спустя несколько лет после семейного ужина, последний раз поговорив в младшей дочкой, он ушёл в подсобку, прихватив с собой ружьё. Пуля попала прямо в голову, не оставив шанса на спасение. Сергей, который всю жизнь пытался добиться справедливости и наказать виновных в смерти своей дочери, не дожил до приговора несколько лет. Неизвестно, что там после смерти, но, возможно, мужчина встретился со своей любимицей, дочкой Витой, чью улыбку папа видел последний раз в августе 2001 года.

Спасительный отряд  

В первые минуты трагедии главные больницы города были наготове. Им уже сообщили о трагедии, пострадавших по степени тяжести распределяли в разные медицинские учреждения. Одним из пунктов приёма стало отделение реанимации Областной клинической больницы. В тот день на дежурстве была Маргарита Михайловна Рыжкова, врач-анестезиолог, которая до сих пор на передовой в Александровской больнице.

События тех лет Маргарита Михайловна помнит, но чьи-то лица и имена уже стёрлись из памяти.

«Я как раз дежурила в этот день. Медсестёр по именам, честно, не помню, кто дежурил. А вот врачей я помню хорошо. Это были Волков Николай Николаевич и Соколов Виктор Николаевич. Они, кстати, до сих пор работают в нашем отделении. И знаете, несмотря на то, что это был воскресный день, кто-то уже ушёл с дежурства, у кого-то был выходной, наши врачи, как только узнали о трагедии, сразу же пришли на работу. И травматологи, и хирурги. Полная больница была, как муравейник. Очень много народу пришло, чтобы помочь.

Сначала нам позвонили и сказали, что произошёл взрыв на Кировском рынке. Готовьтесь, сейчас привезут пострадавших. Больных, кто был в более-менее нормальном состоянии после операции, мы успели перевести в профильные отделения. Мы тогда находились ещё в старом корпусе, и коек было всего семь.

И вот спустя несколько минут после звонка привезли пострадавших. Мы разделились: я осталась в нашем отделении, а другие два врача пошли в приёмное, на самый первый этап, заниматься этими больными. Начали привозить пострадавших, все были в крайне тяжёлом состоянии.

Привезли двух девочек с тяжелейшими ранениями. Я попыталась узнать у них хотя бы анкетные данные, записала их имена. Говорю, скажи, пожалуйста, ваш номер, чтобы позвонить родителям. Одну, помню, Лиза звали (Елизавета Конюхова - прим.ред.), другую даже не помню. И пока я их опрашивала, они у меня на глазах обе умерли. Мы только успели поставить им капельницы…

Их ещё привезли живыми, но шансов на спасение, к сожалению, не было. Ну там такие были несовместимые с жизнью повреждения... У одной девочки была сильно повреждена спина. Я её попыталась повернуть, а поясница была как одна большая дыра, из которой вываливались органы.

Операции все закончили, вроде, часам к двум ночи. Вы знаете, всё было в крови: пол, стены, лестница. Особенно на втором этаже реанимации кровь лилась ручьём. Конечно, ситуация была жуткая, но особо придаваться стрессу некогда было. Нужно было работать. Девчонки, молоденькие медсёстры, сначала испугались, но мы их быстренько привели в чувства, сказали: девочки, надо работать. Говорю, все свои слёзы, все свои страхи забывайте», - подбадривала молодых медсестёр Маргарита Михайловна. В этот день чуть не случилась трагедия в её семье. Сын собирался на тот злополучный рынок, но что-то его остановило, и молодой человек остался дома.

Особенно запомнился врачу китаец, один из пострадавших на рынке. Несмотря на ранения, мужчина не терял хватки и через переводчика рассказывал женщине, что зря она не ходит в их часть рынка. «Вы не понимаете, если наши вещи отгладить и посмотреть на них другими глазами, то они ничуть не хуже тех, которые вы из Европы покупаете», -  переводил слова китайца переводчик.

Врач-анестезиолог Астрахань

Архивный кадр с больницы

На помощь врачам тогда пришли и сестры милосердия астраханского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест». И как рассказывает его председатель Елена Беспечнова, астраханцы тогда не остались в стороне - беда сплотила всех.

«Боюсь я это слово, но очень большой патриотизм показали астраханцы. Они готовы были помочь всем тем, что только нужно. Мы носили через день продукты в больницу, потому что многие из пострадавших даже родственников не имели. Кто-то вышел из больницы и нуждался в восстановительном лечении. Но мы исполняли свой долг до конца, пока люди не перестали к нам обращаться. В течение где-то полутора лет. Кому-то нужны были лекарства, кому-то нужно было уладить социальные вопросы. Когда везде и во всем отказывают, люди идут к нам.

Как правило, люди, пострадавшие от взрыва, получили в основном травмы в виде ожогов, и отделение в больнице БСМП (ГКБ №2 им. братье Губиных - прим.ред.) было просто переполнено. Мы тут же организовали дежурство сестёр милосердия у этих больных в помощь медицинскому персоналу. Попутно выясняли, кто они, оказывалась ли им материальная помощь в виде продуктов питания, медикаментов.

Но больше всех пострадала на тот момент молодая девушка Надежда Снеткова – девушка лишилась обеих ног. Это всё было накануне первого сентября, все мамочки бегали, попытались что-то прикупить. Она просто пробегала мимо за канцтоварами и попала под эту волну.

Так получилось, что мы с ней как-то задружились. Во-первых, эта женщина поразила своим мужеством. Вы знаете, она так всегда готовилась к моему приезду. Знала, что я люблю кофе, и обязательно банка кофе всегда была на столе. Тут как-то приезжаю и вообще обалдела! Смотрю - закатки на столе. Спрашиваю, кто занимается, а она мне – сама. Я говорю: как? Тут с двумя ногами и руками не можешь это делать. А она, сидя в коляске, такое ассорти делала. Надя никогда не падала духом, всегда была жизнерадостной, всегда старалась жить.

Мы до сих пор поддерживаем отношение. И никогда, ни в одном разговоре мы не упоминаем обстоятельства двадцатилетней давности, при которых мы познакомились. Я просто лишний раз убеждаюсь в её мужестве», - в голосе Елены Геннадьевны слышно было, насколько она восхищена Надеждой. Восхищены были и мы, ведь часто вполне здоровые люди жалуются на свою жизнь. Да и мы этим злоупотребляем. Но эти жалобы становятся такими ничтожными рядом с историями таких, как Надежда Снеткова. Молодая девушка, строившая планы на будущее, мечтавшая объездить весь мир, из-за шкурного интереса нескольких людей стала инвалидом.

Разрушенные судьбы 

Мы не могли не пообщаться с Надеждой и, позвонив ей, поняли, что так восхищало Елену Геннадьевну. Голос пострадавшей в этом жутком теракте был бодр, и, отвечая на вопросы, астраханка ни разу не смутилась.

«В этот день я работал на рынке. Устроилась совсем недавно, всего две недели. Продавала фильтры для очистки воды. Отработав смену, пошла на школьный базар покупать тетради. А там ларёк рядом был. Ну вот в этот момент я и взлетела. На тот момент мне было 32 года.

Если бы не мои подруги, я бы просто морально умерла. Было страшно: ты одна с ребёнком, и ты понимаешь, что ничего не можешь добиться в жизни, и не осознаешь, как дальше жить. Все планы рухнули, жизнь закончилась. Сыну тогда было 12 лет.

Когда я выписалась из больницы и увидела себя в зеркало, я испугалась: лысая, толстая, ещё и без ног. Села, смотрю на себя, думаю, какой ужас. И мне пришлось все эти 20 лет возвращать себе себя.

Вернувшись домой, я сразу окунулась в закрутки. Мы с подружкой, с Ленкой, крутили их вместе. Потом начали дизайном немного увлекаться, опять же с Ленкой. Вместе с ней ремонт делали. Ночью детей уложим, а сами за валик. Я снизу клею, она - сверху», - вспоминала астраханка.

Все полгода, что она лежала в больнице, к ней каждый день приходили незнакомые люди, чтобы поддержать. Вспоминая это, Надежда высказала всем огромную благодарность. По её словам, астраханцы помогли ей не впасть в уныние. В тот момент она поняла, что в мире она не одна. А после того, как в неё залили новую кровь, у астраханки и вовсе сменились привычки. И если раньше Надежда всегда пила чай в бокале, то после переливания крови стала пить исключительно из чашки, и чтобы чашка была обязательно из прозрачного стекла.

Трагедию пережила не только молодая девушка. Тогда её сыну было всего 12 лет. И по словам нашей героини, он испытал большой стресс, но проявил ещё больше мужества, встретившись с мамой после больницы.

«Пока я лежала в больнице, все шесть месяцев он жил у родственников. Я знаю, что когда он уходил куда-то, то плакал. Но знаете, что для меня было важно? Когда мне принёс дневник спустя полгода, он разные школы заканчивал, то он там написал: я горжусь своей мамой. Вот это меня прям пробило. Для него я была какой-то героиней на тот момент, хотя геройского, конечно, ничего не было», - после этих слов пробило нас. И этот коктейль волнительной дрожи и восхищения не отпускал нас ещё несколько минут.

Оказавшись на Кировском рынке накануне, чтобы сделать фотографию того самого памятника погибшим в этой страшной трагедии, мы разговорились с одной очень приятной женщиной, которая излучала энергию и тепло. Мы даже не сразу поняли, что Наталья Эдуардовна 20 лет назад оказалась в эпицентре событий. На лице не было ни следа той страшной трагедии. Даже рассказывая о самых первых секундах после взрыва, женщина ни грамма не стушевалась. 

«Я была в этот день на работе. Народу было много, все были с детьми, закупались к школе. Полная была аллейка народу. И вот неожиданно произошёл сильный взрыв, как в фильме ужасов. Дым, стоны, раненые, окровавленные ноги. Самый настоящий фильм ужасов. Со мной было двое детей. Все израненные от носа до хвоста.

Когда в милиции спрашивали, может, кто-то там фотографировал или снимал, я отвечала, вы что, какой тут. Нужно найти своё дите, посмотреть, в каком ребёнок состоянии. А мы находились прямо около ларька.

У меня было ранение в ноги, дочь полностью была изранена, у сына - мелкие осколки. Первые минуты мы находились в контузии, не понимали, что происходит, не слышно и не видно было ничего. В больнице я всего пролежала неделю, а дочь долго восстанавливалась. Хорошо, что толстенькая была, а иначе бы её вообще порезало до костей.

А вот напротив меня стояла Наташа, вот Настеньку (Настя Балашова - прим.ред) у неё убило. Она сама была никакая, нога вся развороченная», - задумчиво говорила наша героиня, на секунду окунувшись в события того года. Но тут же вернулась и с лучезарной улыбкой пожелала нам хорошего дня.

Помним, любим, скорбим 

Последней нашей точкой стало Городское кладбище №2 на улице Рождественского. Слева от входа стоят в ряд три могилы: трёхлетней Настеньки Балашовой, 17-летней Татьяны Ноздриной и 44-летнего Сергея Матюшкина. Совсем незнакомых людей связала одна трагедия. Хоронили астраханцев в среду, 22 августа.

Если бы не взрыв, Настенька сейчас бы училась в институте, встречала рассветы со своей первой любовью, Татьяна могла бы воспитывать детей, а Сергей – рассказывать внукам сказки. У всех погибших и пострадавших могла сложиться другая жизнь. Но вряд ли помощь от властей в виде нескольких тысяч рублей смогла заглушить ту боль, что осталась навсегда в сердцах родственников погибших и всех пострадавших в этой страшной трагедии.

Обойдя памятники, мы заметили слова на оборотной стороне обелиска Настеньки, которые ей посвятили мама и папа. На этом, думаем, мы и закончим нашу статью.

«За что погибла дочка, за что погас очаг
Нам бы живую воду, чтобы поднять тебя
Но не в силах сделать это, как горька судьба
Спи спокойно Настенька, доченька моя».

Взрыв на Кировском рынке Взрыв на Кировском рынке
Взрыв на Кировском рынке

Нина Попова

Новости на Блoкнoт-Астрахань

Будь в курсе событий!
Добавь «Блокнот Астрахань»
в избранное.

Подписаться

  Тема: #СПЕЦПРОЕКТЫ Астрахани  
взрыв на Кировском рынкетеракт в АстраханиФСБ в АстраханиМВД в Астрахани
2
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое