Астрахань Понедельник, 24 Февраля
Общество, 26.12.2019 09:10

В Астрахани суд вынес приговор Марине Зайцевой

Как рассказала Блокноту Марина Зайцева, сегодня завершился суд первой инстанции по ее делу. 

В итоге дело прекращено, у Марины Анатольевны нет ни судимости, ни наказания. Процесс, который шумно анонсировался и сопровождался громкими эпитетами, такими как «процесс века», предсказуемо закончился ничем. Дела не было, и это было ясно с самого начала.

Марина Анатольевна также рассказала нам, что из 65 заявленных свидетелей обвинения были заслушаны 31, хотя даже защита настаивала на полном заслушивании и своих свидетелей также заявляла. Отметим, что 29 свидетелей обвинения дали показания в пользу Зайцевой. Лишь двое свидетелей дали показания против Марины Анатольевны. «По одному из них ведется следствие в контексте данного же дела, по другому – прокуратура области летом вносила представление», – подчеркнула Зайцева.

Наибольшее количество вопросов у стороны защиты возникло к проведенной по воле следствия экспертизе. Эксперты, к слову, были местные, астраханские. На огромное количество процедурных нарушений и недопустимо низкую квалификацию экспертов указали рецензенты – специалисты, выступившие в ходе процесса.
В ходе прений прозвучали такие оценки дела как «охота на ведьм» и «политический заказ» - собственно, те, кто знал Марину Анатольевну в политической подоплеке процесса, и не сомневались.

Напомним, что дело могло быть прекращено еще на этапе следствия – такое предложение было сделано следователем. Но Зайцева сама потребовала судебного разбирательства. 
Так как дело прекращено судом по нереабилитирующему основанию ,прокурор требовал штраф 120000 руб, но срок давности давно истек. Марина Анатольевна подала апелляцию и победила.

В своем итоговом слове Марина Анатольевна поблагодарила всех, кто ее поддерживал, и раскрыла немало интересных подробностей дела: «Разумеется, я не признаю свою вину. Уверена, что следствие на всех этапах понимало, что имеет дело с политическим заказом в отношении меня. И принимало этот заказ. Ведь тому есть множество подтверждений. Иначе, чем объяснить, что из десятков людей, вовлеченных в создание и внедрение региональной навигационно-информационной системы на протяжении многих лет следствием была избрана я одна.
Причем – особо обращаю на это внимание суда – у других участников полномочий формальных и неформальных было гораздо больше, чем у меня. Вот на неформальные полномочия я также особо хочу обратить внимание.

В Астрахани единственное преступление – не состоять ни в одном клане. Тогда ты остаешься один на один с системой подковерных отношений системы. И если системе понадобится принести жертву – то ей будет избран как раз такой человек, не состоящий ни в одном клане. Именно он станет жертвой политического убийства.
И неважно, что он добросовестно, старательно и грамотно выполнял свои функции. Главное, что он – «ничей». И выбран на роль жертвы.

В какой-то момент, я хорошо помню этот солнечный октябрьский день, недавно закончился Каспийский медиафорум и руководитель администрации губернатора мне прямо так и сказал: «Что там? Домашний арест? Сейчас все решим. Не переживай. Будет подписка и условный срок. Мы решили, что ты будешь отвечать. Почему? Ну мы так решили».
Итак. Нам надо кем-нибудь прикрыться, поэтому мы выбрали тебя и подставляем тебя. Мы загнали тебя и убиваем тебя, изощренно и медленно.

И да, все так и было. Не было обещанного следователем накануне домашнего ареста, была подписка, потом травля, давление, угрозы, откровенная фабрикация и фальсификация…
Прежде я многократно сталкивалась с откровенным, бессовестным и циничным саботажем людей, чей аппаратный вес и в силу занимаемой должности, и в силу неформальной принадлежности к кланам был неизмеримо выше моего.
Зачастую ничего не могла сделать с этим саботажем, когда мои предложения, переговоры, письма оставались без внимания, без надлежащей и предписанной законом реакции.
Я не располагала ни формальными полномочиями, чтобы отдавать прямые распоряжения министрам и руководителям хозяйствующих субъектов транспортной инфраструктуры, ни неформальным положением в их неписанной иерархии.
Между тем, сегодня, здесь перед судом стою я одна и нет никого, кто откровенно саботировал проекты, те проекты, которые многократно обсуждались – убеждена – из личных корыстных побуждений.

Уверена, что шум вокруг меня и организация данного дела преследовали одну-единственную цель – прикрыть реальные нарушения, реальные злоупотребления вокруг транспортных перевозок, вокруг тех злоупотреблений, которые были совершены еще в 2008-2010 годах, тех злоупотреблениях , которые совершаются сейчас.
Я уже более года не у дел, и я не могу ни на что влиять.
И что? Кто-нибудь может сказать, что за этот целый год – это большое время, достаточное время – что за этот год пассажирские перевозки стали качественнее, стали безопаснее? Что повысилась налоговая отдача от грузовых перевозок, или исполнили закон региональный, тот же минпром например, и мы с вами безналично начали в маршрутках платить?
Уверена, что все злоупотребления, которые заинтересованные лица пытаются прикрыть, создавая публичный шум вокруг меня лично, сливая в прессу заведомо недостоверную информацию, неоднократно нарушая тайну следствия, эти злоупотребления продолжаются и сейчас, в настоящее время. И они будут продолжаться до тех пор, пока правоохранительные органы не займутся реальными, а не мнимыми нарушителями.
Прошу суд, государственного обвинителя, принять частное определение в адрес Минпромтранса Астраханской области, Правительства Астраханской области, которое побудило бы эти органы всерьёз взяться за проблему автомобильных перевозок, в том числе и за внедрение РНИС, а правоохранительные органы – разобраться с тем, что происходит в недрах Минпромтранса и вокруг него.

Особо хочу остановиться на проведенной так называемой «экспертизе», той самой, которая была сделана во время предварительного следствия и по поручению следствия.  Мы, защита и я, многократно доказали в ходе процесса, что экспертиза не может называться таковой, поскольку ее результаты оформлены с грубыми нарушениями, а сам факт проведения экспертизы вызывает большие сомнения. И тем не менее, следствие сочло возможным приобщить к делу это недопустимое на наш взгляд доказательство.
И да, есть опасение, что это не единственный случай использования следствием института экспертизы для программирования результатов рассмотрения дел в суде.
Я не признаю себя виновной в халатности, каких-либо небрежностях или недостаточно серьезным отношении к своим обязанностям. Я около 30 лет работала в органах исполнительной власти, моя работа многократно отмечалась наградами и поощрениями руководства.
Горжусь тем, что сумела создать несколько проектов, которые явно выделили Астраханскую область из числа других субъектов федерации и не только привлекли внимание федерального центра, но интересны нам, астраханцам. Это краеведческие проекты, кроме того, те проекты , которые способствовали появлению позитивной информационной повестки в Каспийском регионе и сотрудничеству редакций журналистов стран Каспийского региона.
Горжусь тем уважением, которое выказали мне известные люди области, подписавшие письма в мою защиту.
И благодарю всех тех, кто оказывал и продолжает оказывать мне свою поддержку.
Благодарю родных, друзей. Спасибо вам!"
Новости на Блoкнoт-Астрахань
10
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемоеПонравившееся