Астрахань Пятница, 03 февраля
Общество, 07.01.2023 12:34

Астраханский Дед Мороз рассказал о самом необычном поздравлении, любви и показал, кто у него живет вместо оленей

Говорят, что Дед Мороз живет в Великом Устюге, но астраханские дети знают, что в театре кукол тоже есть самый настоящий Дедушка Мороз. У него шикарная белая борода, он любит синий кафтан, а не красный, слушает рок, собирает коллекцию колокольчиков, а вместо оленей у него попугай. Сразу после того, как он поздравит всех ребят с Новым годом, он снова станет Георгием Бутусовым и будет играть в спектаклях. Но это потом, а сейчас, в самый разгар новогодних праздников «Блокнот Астрахань» побывал в гостях у Деда Мороза и узнал о нем немало тайн.


В небольшой квартире главного Деда Мороза Астраханского театра кукол играет русский рок. Возле клетки сидит Пигуша – волнистый попугайчик голубого цвета. Птицу Георгию Бутусову подарили на юбилей, сразу после сыгранного спектакля «Пигмалион». Имя для нового питомца пришло в голову само собой, в честь главного героя постановки. На следующее утро после дня рождения наш герой решил, что Пигмалион для маленькой птички слишком длинно и напыщенно. Так попугайчик и стал Пигушей. На стене висит целая коллекция колокольчиков. Первый, бронзовый, со звонким звучанием, у Георгия Бутусова появился очень давно. Потом коллекция пополнялась бронзовым колокольчиком ручной работы, изготовленным в Полтаве, настоящим ритуальным, привезенным из Индии или хрустальным, случайно купленным в Астрахани – он любимый. На шкафу стоит тендер «Авось», который изготавливает сам актер. Получается настолько ловко, что первый экземпляр даже выставлен на продажу. На подоконнике сидит кукла – оберег для дома, привезенный из Чехии.




- Кем были ваши родители?

- К театру они никакого отношения не имели. Мама работала химиком-лаборантом в Горэлектросети (бывшая ТЭЦ). Папу я не помню, мне было лет пять, когда родители развелись. Остались только смутные воспоминания. Он был машинистом-железнодорожником.

- Вы были артистичным ребенком? И как вы пришли в театр?

- Я помню один момент из детства. Мы с мамой стояли на остановке, к нам подошла какая-то женщина и удивленно сказала: «Какие удивительно-музыкальные пальцы у вашего мальчика». К музыке я никакого отношения не имел, хотя меня пытались запихнуть в музыкальную школу. Но я сопротивлялся. Мне хотелось больше гулять. В старших классах школы потянуло на выступления на сцене. В 1991 году закончил наш АГУ по специальности преподаватель истории. Там был факультет дополнительных профессий и среди них было актерское отделение. Мы стали с товарищем на него ходить. Были очень интересные занятия, тренинги. Хотелось получить дополнительные корочки. Но, к сожалению, на третьем курсе из-за отсутствия финансирования проект свернули. У нас были шикарные педагоги, например, Александр Груздев. Позже он уехал в Москву, где снял проект «Куклы». Потом нас взял Юрий Андреевич Заворотнюк – отец Анастасии Заворотнюк. Он нас тянул, но когда закончилось финансирование и, видимо, ему престали платить, он перед нами извинялся. Но работать же он не мог бесплатно. К сожалению, на этом все закончилось. После института проработал несколько лет в школе, но движение в сторону театра не прекращал. Участвовал в КВН, делал пародии – Брежнев у меня лучше всего получался. В 1998 году попал в театр кукол, хотя перед этим дважды пробовался в Драматический театр. 1 февраля будет 25 лет, как я работаю в театре.

- За 25 лет вы ни разу не изменяли театру?

- Нет. Только когда получал второе актерское образование, у нас был дипломный спектакль «Скандальное происшествие», который мы играли и консерватории. Потом режиссер Сергей Тараскин решил перенести его на сцену ТЮЗа.



- Как вы поняли, что хотите связать свою жизнь с театром?

- В студенческие годы появилась тяга выходить на сцену. А потом захотелось в профессиональный театр. У меня был большой опыт игры в любительском театре "Мечтатели", куда я пришел еще студентом. Были классные спектакли, которые ставила наш режиссер Светлана Ивановна Лосева. Были запоминающиеся работы. У меня, например, главная роль в спектакле «Наедине с судьбой» о Бетховене, спектакль «Последняя женщина сеньора Хуана», в котором я играл сеньора Хуана. Но тогда я был молод, мне было 30 лет, сейчас я иногда думаю, как бы я сейчас сыграл эту роль. Потому что там речь идет о Хуане, которому чуть больше 50. Ему надоели его похождения, женщины и он бежит ото всех, прячась в деревне. В деревне его опять узнают и всем от него что-то нужно: его слава, раскаянье, жизнь. И только одной девушке – служанке местного трактира, нужно чтобы он к ней просто прикоснулся. В итоге не он ее, а она его в себя влюбляет. От этой любви он становится чистым. Когда играешь эту роль, то понимаешь, насколько человек вылез из грязи. Финал спектакля остается открытым. Игрался он с удовольствием. Сейчас такой материал не попадается.

- Вы сказали, что Хуан становится чистым от любви. А вы сами верите, что любовь может полностью изменить человека?

- Любовь, наверное, может изменить. Если человек любит по настоящему, он готов сам себя изменить. Но самое главное, чтобы все было построено на взаимном уважении, доверии и искать какие-то замены человеку – это не допустимо.

- Вы по прошествии времени обдумываете своих персонажей, думаете, как бы сейчас сыграли роль? Часто вы проводите анализ своей игры?

- Не часто, но бывает. У нас в театре кукол ставили спектакль к моему юбилею, это был бенефис. Пьеса называлась «Пигмалион», которую написал арабский драматург. Премьера состоялась шесть лет назад. Теперь я думаю, как бы я сейчас сыграл и понимаю, что в этом месте я бы сыграл по-другому и эту фразу сказал бы вот так, а эта мысль у меня бы по-другому развивалась. Что интересно, «Пигмалион» заставил окончательно понять, на что женщина готова пойти ради любви и что мужчину может не устраивать самый идеальный вариант и он будет искать другой идеал.


- Игра актера на сцене меняется, если зал не реагирует на игру должным образом? Например, не смеется во время комедийных моментов или наоборот, смеется там, где герою нужно сопереживать.

- Не меняется. Мы же не должны проявлять свою реакцию. Я свою работу доделаю. Да, я потом могу быть недоволен, уйду в гримерку и там рассердиться. Внутренне да, ты можешь отреагировать на то, что кто-то в зале чихает или телефон зазвонил – все это очень отвлекает. Но внешне это никак не проявляется.

- А что еще отвлекает?

- Существует клише, что театр кукол – только для детей. Это не совсем так. На некоторые спектакли, которые предназначены для детей более старшего возраста, ведут совсем маленьких детей. На днях у нас был спектакль «Снежная королева», на который привели ребенка двух лет. При постановке использовали эффект разбивающегося зеркала. Маленький ребенок увидел, испугался, заплакал – это тоже сбивает. Не нужно торопиться и вести совсем малышей в театр, всему свое время. Ребенок должен понимать то, что он видит на сцене.

- А экспромты на сцене бывают?

- Конечно. Бывает, что кто-то текст забыл или не то сказал. Театр – это живой процесс.

- Сколько ролей вы уже сыграли за свою карьеру?

- Около 40.

- В театре актер сам выбирает роль или назначает режиссер. И можно ли отказаться от роли?

- Назначает режиссер. Отказаться можно, но это не принято. Хотя, если роль претит лучше ее не играть.

- Бывало ли такое, что вам не нравилась ваша роль?

- Из этических соображений не буду называть спектакль, тем более его больше нет в репертуаре. Он был в стихах, и я не понимал свою роль. Для меня игра в нем выглядела, как повинность. Но это было всего с одной ролью. Все остальные спектакли, которые у нас сейчас есть, мне очень нравятся. К тому же сейчас, с режиссером, который пришел к нам в 2015 году – Сергеем Николаевичем Балыковым, у нас обновляется репертуар. Он замечательный режиссер, ставит непростые интересные спектакли. Это, например, «Холодное сердце», «Снежная королева» или спектакль для взрослых «Оркестр».


- А вы сами ходите в театр? Спектакли смотрите расслабленно, как зритель или замечаете ошибки и думает, как бы сами сыграли?

- Конечно ходим, нас приглашают. Иногда удается попасть на премьеры. В последний раз были на премьере в ТЮЗе на спектакле «Дети капитана Гранта». А в драмтеатр хочу обязательно сходить на «Чайку» и на «Снегурочку». Всегда стараюсь смотреть отстраненно, как простой зритель. Но все равно потом с коллегами обсуждаем какие-то ошибки или наоборот удачные моменты и решения, делимся впечатлениями. Смотреть с точки зрения критика? Нет, я не учился на критика и критиковать было бы нетактично.

- А вас обижает критика?

- Критика критике рознь. Если это объективное мнение, сказанное деликатно, то почему она должна обижать? Но все равно она может быть неприятной. А если это критиканство, то это очень не нравится. Помню, в начале 2000-х у нас был спектакль «Действие без слов». Действия артиста были написаны ремарками, а текста не было. Работа была очень интересной. Мы показали спектакль на конкурсе актерских работ. В зале присутствовал один критик и тут в одной из астраханских газет появляется статья, в которой были обидные слова о том, что артисты кривлялись, свистели в свисток. А нужно сказать, что свисток был одним из символов. И все написанное было обидно и оскорбительно: взрослый человек, который ничего не понял. И на этот же спектакль привели детей – 7-8 класс. И потом нам приносят сочинения этих детей, тетрадок 20, наверное. Они абсолютно все поняли, смогли пересказать и объяснить, почему все именно так, для чего использовались предметы. И это было приятно.

- Как вы стали Дедом Морозом?

- Все случилось, когда я еще был в «Мечтателях». Мы ездили на елки и почему-то решили, что я буду Дедом Морозом. В прошлом году исполнилось 30 лет моего общего стажа в роли Деда Мороза.



- Вам нравилась эта роль?

- Она мне и сейчас нравится. Даже шучу: когда смотрю на себя загримированного в зеркало, то сам в себя верю. После «Мечтателей» были какие-то заказы, мы на них ездили. А в 1991 году случается такая история: нас приглашают в областную администрацию. Приезжаем, идем в зал, а нам навстречу пара – Дед Мороз со Снегурочкой, они уже отработали. Мы удивились, но проходим к депутатам. Отработав программу 15-20 минут, выходим и видим, что уже нам на встречу пара Дед Мороз со Снегурочкой. И тут сопровождающая нам говорит: «Это еще не все там и другие Дед Морозы будут». А в 1999 году, через год после того, как я пришел в театр, я стал бессменно играть эту роль.

- А вы сами до какого возраста верили в Деда Мороза?

- Наверное, класса до второго-третьего. Помню, сначала я ходил на профсоюзные елки к маме на работу, потом они стали проходить в ТЮЗе. После спектакля все дети выходили в фойе и там по углам стояли домики, в которых сидели женщины – работницы профсоюзов и через маленькое окошечко выдавали подарки. Этот момент был самым любимым.

- В вашей карьере Деда Мороза был комичный случай?


- Был еще момент. Ко мне в театре подходит девочка удивительной красоты: смуглая, глаза голубые. Спрашивает: «А ты настоящий? Я приехала с острова Маврикии, у нас там нет Деда Мороза». Я отвечаю конечно настоящий, спросил, знает ли она кто я? Оказывается с мамой они читают про Деда Мороза. В ее глазах было столько веры! Такие моменты очень трогают.

- Если сравнивать детей 90-х и нынешних, когда дети больше верили в существование вашего героя?

- Не имеет значения. Всегда были дети-скептики. Но я не припомню, чтобы дети говорили, что Дед Мороз ненастоящий. Но бывают случаи, о которых мне рассказывают клиенты. Они приглашают домой Деда Мороза, а он приезжает в черных ботинках, из под шубы выглядывают джинсы. В таких случаях у ребенка может пропасть вера. Но важно не переусердствовать, чтобы не было чрезмерного грима, например, каких-то снежинок на щеках. Если красный нос, то он должен быть красным в меру.


- Как вы выбираете себе Снегурочку?

- В театре назначает режиссер. В этом году у меня будет 12 или 13 по счету Снегурочка. А на вызов могу кого-то из театра пригласить.

- Чему вы научились, работая Дедом Морозом?

- Не бояться и быть естественным. Дети – такая публика, которую не проведешь. У меня уже сформировался стереотип, какой я Дед Мороз. Не этот кремлевский – мощный. Нет. Мой Дед Мороз немножко с придурью, немного забывчивый, немного шаловливый, озорник. Все разные. Но самое главное мы не обманываем детей.

- У Деда Мороза может быть костюм разных цветов. Какой ваш любимый?

- Мне не нравится костюм красного цвета. Я интересовался историей костюма Деда Мороза, так вот в царской России не было красного костюма. Я считаю, что цвет должен быть приближен к природному цвету снега, инея, а это: синий, голубой, фиолетовый цвета. Оставим красный для Санта Клауса.

- В театре как часто должен обновляться костюм?

- Думаю раз в четыре-пять лет. Потому что многие родители приходили к нам со старшими детьми, потом с младшими. И если они видят один и тот же костюм много лет подряд, это влияет на впечатление.






Татьяна Почевалова, Ольга Кобыляцкая



Сейчас в жилище Деда Мороза идет ремонт. На который уходит много сил, но, похоже, наш герой доволен результатом. Даже квартира чем-то напоминает театр. Воплощал идеи нашего героя Дмитрий Петров.






Новости на Блoкнoт-Астрахань

Будь в курсе событий!
Добавь «Блокнот Астрахань»
в избранное.

Подписаться

  Тема: БЛОКНОТ В ГОСТЯХ  
блокнот в гостяхлица городановый годдед морозгеоргий бутусов
0
0
z1